17. Длинноногое «Я» или Стильная штучка / 03.2002

Принято считать, что тяжелее приходится девочкам с периферии, но это не так. Несмотря на то, что мы имеем прописку, дом и маму с папой под боком, нам гораздо сложнее в мире московского модельного бизнеса. И еще иногда мне бывает тяжело из-за того, что часто меня окружает зависть. Неприятно слышать: «Ой, да эти длинноногие!»


Длинноногое «Я» или Стильная штучка
«Москвичка», март 2002

Красивых девушек в России не много, а даже очень много. Это всемирно признанный факт. Не случайно и на западных подиумах блистают наши соотечественницы. Но быть красивой от природы и использовать этот дар в юные годы большого труда не стоит. А вот быть к себе требовательной во всем, стараться идти все дальше и выше, невзирая на трудности, ежедневно искать новое применение своих сил и возможностей и действительно строить свое будущее — на это способны далеко не все. Поэтому есть и будут всегда мимолетные красавицы, прельщающие своей свежестью на глянцевых обложках журналов, но запомнятся нам надолго лишь те, которые сумели переступить порог подиума и создать свое собственное «Я». Молодая телеведущая программы «Стильные штучки» на канале СТС Ирина Дмитракова никогда не останавливалась на достигнутом, и, наверное, никогда не остановится. Показы, награды, поклонники… Нет. Надо идти дальше, делать больше и помогать другим расти вместе с тобой — это ее кредо.

— Ирина, может быть, уже в семье воспитывается такой волевой характер?

— Семья у меня очень простая — папа работал шофером, мама — поваром. Они даже представить не могли себе, что их дочь будет работать в шоу-бизнесе. Моя мама, когда проходили отборы детей в какую-нибудь новую секцию, всегда молилась, чтобы меня туда не взяли. А когда ее спрашивали, почему она так странно реагирует, отвечала: «Да у нас ее возить некому! А ее отбирают во все кружки!» Ну, в общем, я была активным ребенком.

— Но ведь после школы надо было, наконец, определиться.

— В моей школе очень хотели, чтобы я пришла к ним педагогом. Я тогда часто заменяла заболевших и отсутствующих учителей. Но… при поступлении в педагогический институт я не добрала балл. Но работать в школу все-таки пошла — учителем физкультуры и воспитателем продленного дня. Работу свою я очень любила, придумывала разные штуки, чтобы детям было интересно.

Длинноногое "Я" или Стильная штучка— Когда же ты решила попробовать себя в качестве манекенщицы? Ведь наверняка твои окружающие отмечали и твой рост, и твою внешность.

— У меня была приятельница, которая часто ездила за границу. Она-то и подала идею испытать себя на модельном поприще. Объявили, что в Доме моделей «Кузнецкий мост» набирают девушек. Я пошла. Было огромное количество претенденток, человек двести-триста. Я попала в семерку отобранных. И я одна осталась в этом Доме моделей из той семерки. На меня шьют все наряды, все коллекции. Я даже стала лицом этого Дома. Моим учителем был Александр Данилович Игманд, личный портной Брежнева. «Кузнецкий мост» — самый старый Дом моделей в России. Здесь одевалась, к примеру, Раиса Горбачева. В то время я решила больше не пытать счастья в педагогическом институте, а поступить учиться на парикмахера. Я выучилась. Одновременно подрабатывала моделью, снималась во всех наших модных журналах. Работала в модельных агентствах «Шарм», «Red Stars», познакомилась со многими модельерами.

— А на западе работать не пробовала?

— Почему же?! Работала. Мне было двадцать лет, когда я приехала первый раз в Париж. Пришла в модельное агентство, мне сказали, что я стара для этого бизнеса. Я шла по улицам Парижа и плакала: «Боже мой, я никому не нужна… моя карьера модели закончена…» А потом я познакомилась с французской фирмой «Dejac», лицом которой впоследствии стала. Они подписали со мной долгосрочный контракт.

— Девушки, достигшие успеха в модельном бизнесе. могут быть знамениты, как актрисы или певицы, а получают ли они премии за свой труд? Есть ли, скажем, что-то вроде «Оскара» или на их долю выпадают только победы в конкурсах красоты?

— Получают. Не «Оскаров», конечно, но существуют специальные премии. Так, я получила в 1997 году премию «Овация» как топ-модель России. В 1998-м, на Неделе российской моды, я была признана лучшей моделью и меня наградили бриллиантовым колье и дипломом…

— Как из манекенщицы может получиться телеведущая?

— В моей жизни это воля случая. Однажды ребята из телевизионной команды, снимавшей со мной рекламный ролик, спросили, не хочу ли я попробовать себя в роли телеведущей. Так получился проект «Дамские штучки», который шел на тридцать первом канале. Потом была программа «Манхеттен Экспресс» на пятом канале, потом «Партийная зона»… И вот появился проект «Стильные штучки». Предложил мне его Анатолий Владимирович Климин. Кстати, я была одна из первых моделей, кто представил продукцию «Том Клайм» на российском рынке. Я сначала взбунтовалась: «Как это так! У меня «Дамские штучки»! У вас «Стильные штучки». Вы украли мое название!» На самом деле получился интересный проект. В этом году «Стильным штучкам» будет уже пять лет. У программы есть ежегодная церемония награждения самых стильных людей в области шоу-бизнеса. Этих людей выбирают сами зрители. Зона вещания канала СТС охватывает более трехсот городов, поэтому нас знает очень много людей, и куда бы мы ни приезжали, везде слышу: «О! Стильная штучка идет!»

— Насколько мне известно, ты не только на телевидении снимаешься, но и в кино…

— Получилось так, что сначала я работала на телевидении, нарабатывала связи, работала моделью, снималась музыкальных клипах, рекламных роликах. А потом мне предложили попробовать сыграть небольшую роль в двадцатишестиминутном мистическом кинофильме. Потом фильм «Бременские музыканты», потом «Ультиматум», «Муки любви», «Двадцать четыре часа»… Недавно закончились съемки в картине «Раскаленная суббота» Александра Митты и в телесериале «Дронго» режиссера Зиновия Ройзмана.

— Кем ты себя вообще ощущаешь?

— Просто творческой личностью, которая готова творить и браться за все, что интересно и что мне по силам. Ради готова учиться чему-то новому.

— То, что ты живешь и творишь в Москве, дает тебе дополнительный импульс?

— Конечно, я ведь коренная москвичка. Хотя, с другой стороны, москвичкам очень тяжело пробиваться. Принято считать, что тяжелее приходится девочкам с периферии, но это не так. Несмотря на то, что мы имеем прописку, дом и маму с папой под боком, нам гораздо сложнее в мире московского модельного бизнеса. И еще иногда мне бывает тяжело из-за того, что часто меня окружает зависть. Неприятно слышать: «Ой, да эти длинноногие!» К сожалению, модельный бизнес «опорочен», и виноваты в этом сами девочки, которые зачастую путают одно с другим. Из-за этого часто всех без разбору «длинноногих» воспринимают не так, как бы хотелось.

— Планы на будущее?

— Продолжать работу в шоу-бизнесе, творить. Хотя, конечно, понимаю, что надо бы остановиться, родить ребенка, а потом продолжить. Но пока на личную жизнь не хватает времени. Да и трудно, думаю, переносить таких активных, независимых, самостоятельных женщин, как я. Ведь я точно знаю, что даже ради самого любимого человека не смогу бросить работу. Да, я устаю на работе, но эта усталость мне приятна.

— Ты считаешь себя счастливой?

— По-своему, да. У меня есть такая фраза: «Я благодарна Богу за то, что он мне дает, и за все то, что он мне не дает». Я считаю, что мне многое дано, а теперь я должна сама пробиваться. Смогу чего-то достичь, значит, оправдаю то, что мне дано, не смогу… все равно буду стараться и другим помогать.

Анастасия Макеева

← Вернуться в раздел «Пресса»

Комментарии запрещены.